lebedev-lomonosov

 

Лебедев Е.Н. Ломоносов

 
 
 
 
 
 
  Предыдущая все страницы
Следующая    
Лебедев Е.Н.
Ломоносов
стр. 248


оригинальность и глубину физических идей, высказанных в Ломоносовских диссертациях, должен знать истинную цену той критике, что обрушилась на Ломоносова. С этого, собственно говоря, и начинается письмо: Конечно, вам, муж проницательнейшим, известно, что издатель Лейпцигского Журнала естествознания и медицины не столько из любви к науке, сколько по недоброжелательству напал на мои труды и, плохо поняв их, жестоко отделал.

Ломоносов просит Эйлера вновь помочь ему; тем более что сделать это будет нетрудно; надо только повторить то, что было сказано раньше: . . . подобно тому, как вы с особенною благосклонности оказали мне помощь в моем отечестве, то не поскучайте защитить меня своим покровительством и в чужих странах. Он рассматривает все критические выступления в свой адрес как звенья в цепи единой интриги: Пример вышеозначенного рецензента увлек многих других, и они с ярости восстали против меня, а именно: какой-то Фогель в своей Медицинской библиотеке, также издатель Гамбургского Магазина и некто Арнольд из Эрлангена, о диссертации которого я недавно читал благоприятный отзыв в гамбургской газете. Все это заставляет меня не без основания подозревать, что столь незаслуженные и оскорбительные клеветы распространяются коварством какого-то заклятого моего врага и что тут-то и зарыта собака.

Далее следует просьба к Эйлеру помочь с публикацией в каком-либо немецком журнале Рассуждения об обязанностях журналистов текст был приложен к письму. Одновременно Ломоносов просил организовать в одном из немецких университетов контрдиспут в его защиту наподобие диспута, в котором Арнольд выступил против Ломоносова с последующей публикацией материалов. Все расходы по напечатанию Ломоносов, естественно, брал на себя. И уже в конце письма он вновь возвращается к мысли о том, что вся критика была затеяна в Петербурге: Подозреваю, что и здесь есть немаловажные особы, которые принимают участие в таковом моем опорочивании.

Эйлер откликнулся через месяц. Его оценка происшедшего яркий пример возвышенно-благородной логики чистого ученого в осмыслении околонаучной суеты. С его точки зрения, низменные нападки на истинных ученых это неизбежное, досадное зло, но принимать его всерьез нельзя; это было бы ниже достоинства истинного ученого: Бесстыдное поведение большинства немецких газетных писак дело всем настолько известное, что меня больше совершенно не удивляет, когда приходится встречаться с издевательским продергиванием ими самых блестящих произведений. Эти люди полагают, что подобным способом они приобретают особо громкое имя, втирают очки невеждам, будто им знакомы даже ничтожнейшие материи и что им принадлежит право являться судьями важнейших исследований, которые они обычно рассматривают как мелочи. Наша здешняя Академия это уже в достаточной мере испытала, ибо почти все, появляющееся в наших Мемуарах, наглым образом осмеивается, при этом обычно особо выделяется профессор Кестнер в Лейпциге, который пользуется большим влиянием не только в Лейпцигских, но и в геттингенских и гамбургских научных журналах. . . Мой совет всегда был относиться к этой злобе с презрением, ибо подобным людям, пишущим исподтишка, ничто не может доставить большего удовольствия, чем сознание, что их непристойности ранят и вызывают раздражение

Тем не менее Эйлер воздает должное энергии, с которой Ломоносов внедрился в решение этой давно наболевшей проблемы: . . . нужно питать особую признательность к вашему высокородию, поскольку вы весь этот вопрос извлекли из темноты и положили счастливое начало его обсуждению.

Что касалось Ломоносовского предложения об организации диспута, то Эйлер высказал сомнение в его целесообразности: . . . подобный диспут, как и большинство ему подобных, навсегда остался бы в неизвестности и не был бы отмечен никем из пишущих в журналах. Он счел достаточным содействовать публикации Ломоносовского Рассуждения об обязанностях журналистов: Тем временем я передал статью вашего высокородия нашему коллеге г. профессору Формою, который мне почти обещал вести ее защиту во французском

  Предыдущая Начало Следующая    
 
 
Новости
Самойлова впервые выступила после запрета участвовать в «Евровидении»
Певица спела в зале церковных соборов храма Христа Спасителя Певица Юлия Самойлова впервые после запрета участвовать в "Евровидении-2017" выступила публично на Пасхальном концерте в храме Христа Спасителя.
Известная художница Александра Сайкина скончалась в Нижнем Новгороде
Как сообщает пресс-служба губернатора и правительства Нижегородской области, одна из известнейших нижегородских художников - живописцев, Народный художник РФ, Лауреат премии Нижнего Новгорода, ветеран тыла, скончалась на 92-м году жизни.
Минкультуры займётся созданием единого ресурса по грантам для театров
Председатель Правительства Дмитрий Медведев направил в Минкультуры поручение заняться разработкой единого ресурса по выделению грантовой поддержки театрам, сообщает ТАСС.
Детские театры по всей России получат 300 млн рублей в 2017 году
Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев поддержал проект, посвященный театрам для детей, и сообщил, что в этом году на эти цели будет выделено 300 млн рублей.
Вывеска спектакля «Холокост-кабаре» в Киеве возмутила еврейскую общину
Спектакль "Суд над Джоном Демьянюком: Холокост-Кабаре" независимого театра "Мизантроп" о суде над Иваном Демьянюком, работавшим на нацистов в годы Второй Мировой, оказался в центре скандала из-за вывески с рекламой.
Актеры из «Игры престолов» станут самыми высокооплачиваемыми в мире
Пять артистов, исполнивших главные роли в американском сериале «Игра Престолов», получат по 2 млн фунтов стерлингов за каждую серию заключительного седьмого сезона. Это сделает их самыми высокооплачиваемыми актерами за всю историю телевидения.
 
все страницы карта библиотеки
© 2003-2011 Историко-Мемориальный музей Ломоносова. Неофициальный сайт.

Яндекс.Метрика