lebedev-lomonosov

 

Лебедев Е.Н. Ломоносов

 
 
 
 
 
 
  Предыдущая все страницы
Следующая    
Лебедев Е.Н.
Ломоносов
стр. 248


оригинальность и глубину физических идей, высказанных в Ломоносовских диссертациях, должен знать истинную цену той критике, что обрушилась на Ломоносова. С этого, собственно говоря, и начинается письмо: Конечно, вам, муж проницательнейшим, известно, что издатель Лейпцигского Журнала естествознания и медицины не столько из любви к науке, сколько по недоброжелательству напал на мои труды и, плохо поняв их, жестоко отделал.

Ломоносов просит Эйлера вновь помочь ему; тем более что сделать это будет нетрудно; надо только повторить то, что было сказано раньше: . . . подобно тому, как вы с особенною благосклонности оказали мне помощь в моем отечестве, то не поскучайте защитить меня своим покровительством и в чужих странах. Он рассматривает все критические выступления в свой адрес как звенья в цепи единой интриги: Пример вышеозначенного рецензента увлек многих других, и они с ярости восстали против меня, а именно: какой-то Фогель в своей Медицинской библиотеке, также издатель Гамбургского Магазина и некто Арнольд из Эрлангена, о диссертации которого я недавно читал благоприятный отзыв в гамбургской газете. Все это заставляет меня не без основания подозревать, что столь незаслуженные и оскорбительные клеветы распространяются коварством какого-то заклятого моего врага и что тут-то и зарыта собака.

Далее следует просьба к Эйлеру помочь с публикацией в каком-либо немецком журнале Рассуждения об обязанностях журналистов текст был приложен к письму. Одновременно Ломоносов просил организовать в одном из немецких университетов контрдиспут в его защиту наподобие диспута, в котором Арнольд выступил против Ломоносова с последующей публикацией материалов. Все расходы по напечатанию Ломоносов, естественно, брал на себя. И уже в конце письма он вновь возвращается к мысли о том, что вся критика была затеяна в Петербурге: Подозреваю, что и здесь есть немаловажные особы, которые принимают участие в таковом моем опорочивании.

Эйлер откликнулся через месяц. Его оценка происшедшего яркий пример возвышенно-благородной логики чистого ученого в осмыслении околонаучной суеты. С его точки зрения, низменные нападки на истинных ученых это неизбежное, досадное зло, но принимать его всерьез нельзя; это было бы ниже достоинства истинного ученого: Бесстыдное поведение большинства немецких газетных писак дело всем настолько известное, что меня больше совершенно не удивляет, когда приходится встречаться с издевательским продергиванием ими самых блестящих произведений. Эти люди полагают, что подобным способом они приобретают особо громкое имя, втирают очки невеждам, будто им знакомы даже ничтожнейшие материи и что им принадлежит право являться судьями важнейших исследований, которые они обычно рассматривают как мелочи. Наша здешняя Академия это уже в достаточной мере испытала, ибо почти все, появляющееся в наших Мемуарах, наглым образом осмеивается, при этом обычно особо выделяется профессор Кестнер в Лейпциге, который пользуется большим влиянием не только в Лейпцигских, но и в геттингенских и гамбургских научных журналах. . . Мой совет всегда был относиться к этой злобе с презрением, ибо подобным людям, пишущим исподтишка, ничто не может доставить большего удовольствия, чем сознание, что их непристойности ранят и вызывают раздражение

Тем не менее Эйлер воздает должное энергии, с которой Ломоносов внедрился в решение этой давно наболевшей проблемы: . . . нужно питать особую признательность к вашему высокородию, поскольку вы весь этот вопрос извлекли из темноты и положили счастливое начало его обсуждению.

Что касалось Ломоносовского предложения об организации диспута, то Эйлер высказал сомнение в его целесообразности: . . . подобный диспут, как и большинство ему подобных, навсегда остался бы в неизвестности и не был бы отмечен никем из пишущих в журналах. Он счел достаточным содействовать публикации Ломоносовского Рассуждения об обязанностях журналистов: Тем временем я передал статью вашего высокородия нашему коллеге г. профессору Формою, который мне почти обещал вести ее защиту во французском

  Предыдущая Начало Следующая    
 
 
Новости
Стала известна дата премьеры второй части «Чудо-женщины»
Warner Bros. объявила дату выхода второй части фильма "Чудо-женщина" с Галь Гадот в главной роли — премьера состоится 13 декабря 2019 года. Как рассказала ранее создательница картины, действие второй части будет разворачиваться в США.
В 2018 году выйдет новый мультфильм от создателя «Симпсонов»
Премьеру «Разочарования» следует ждать в 2018 году на Netflix, одновременно будут выходить сразу 10 серий. Напомним, в 2016 году в возрасте 59 лет скончался бывший сценарист «Симпсонов» Кевин Каррен. Он работал над проектом с 1998 по 2015 год.
Дэниел Крейг сыграет Джеймса Бонда еще в двух фильмах
По словам собеседника издания, Крейг подписал контракт, который принесет ему 47 миллионов фунтов стерлингов. По условиям сделки, британский актер сыграет агента 007 Джеймса Бонда еще в двух фильмах.
Иракли Пирцхалава снимает в Беслане клип на песню «Знай их поименно»
Известный российский певец Иракли Пирцхалава выступает продюсером клипа «Знай их поименно» на песню Юрия Стрелкина. Съемки уже стартовали в Беслане. Напомним, песню посвятили десятерым спецназовцам «Вымпела» и «Альфы», которые погибли во время штурма бесланской школы 13 лет назад.
Во Владивостоке проходит Международный фестиваль «Мариинский»
Солировал 18-летний скрипач из Китая, за фортепиано — уроженка Японии. По словам художественного руководителя Мариинского театра, фестиваль всего за два года обзавелся массой поклонников и это, прежде всего, заслуга виртуозных музыкантов.
26 июля в Казани «Культурная среда» пройдет около театра кукол «Экият»
В программу «Культурной среды» вошли: концерт «День шахмат», которая пройдет вместе с викториной, конкурсами и шахматный турнир (центральная сцена с 17.00-18.00). В это же время перед театром пройдет презентация танцевальной терапии «Рио Абьерто».
 
все страницы карта библиотеки
© 2003-2011 Историко-Мемориальный музей Ломоносова. Неофициальный сайт.

Яндекс.Метрика