lebedev-lomonosov

 

Лебедев Е.Н. Ломоносов

 
 
 
 
 
 
  Предыдущая все страницы
Следующая    
Лебедев Е.Н.
Ломоносов
стр. 322


получили мощное подкрепление в лице молодого, талантливого, энергичного и целеустремленного Августа Людвига Шлецера 1735-1809.

Шлецер прибыл в Петербург в ноябре 1761 года. Уроженец города Ягштадта в графстве Гогенлоэ, на юго-западе Германии, к этому времени он успел закончить Виттенбергский и Геттингенский университеты, получив отличное общее историко-лингвистическое образование и избрав для специализации восточные древности. Мечтая о путешествии на Ближний Восток, он отправляется в Швецию, чтобы заработать деньги на воплощение своей мечты. В Стокгольме он написал первые научные труды, обещавшие в юном едва за двадцать историке большого ученого с широким взглядом на вещи, эрудированного и основательного. Он знал пятнадцать языков напомним, что Ломоносов, владевший двенадцатью языками, почти не уступал ему в этом пункте. Новейшая история учености в Швеции 1756- 1760 была написана Шлецером по-немецки, Опыт всеобщей истории торговли и мореплавания 1758 он издал на шведском языке.

По возвращении в Геттинген он уже готов был отправиться в путешествие к истокам европейской цивилизации, но судьба распорядилась иначе, избрав своим орудием Миллера, которому как раз тогда понадобился домашний учитель и помощник в работе над русскими летописями. Шлецер принял его приглашение переехать в Россию, думая, что поездка на Ближний Восток всего лишь откладывается. Между тем русская история настолько захватила его, что он так и не увидел колыбели трех великих религий, но никогда не сожалел об этом и на склоне дней считал годы, прожитые в России, лучшей порой, а труды по русской истории главным и любимым делом всей своей жизни. Да и то сказать Россия, по малой изученности ее, открылась Шлецеру как огромный культурный мир, в равной мере не похожий на Запад и на Восток и совершенно гипнотически привлекающий к себе: Русская древняя история Я почти теряюсь в величии оной История такой земли, которая составляет 9-ю часть обитаемого мира и в два раза более Европы: такой земли, которая в два раза обширнее древнего Рима, хотя и называвшегося обладателем вселенной, история такого народа, который уже 900 лет играет важное лицо на театре народов. . . Раскройте летописи всех времен и земель и покажите мне историю, которая превосходила бы или только равнялась бы русской Это история не какой-нибудь земли, а целой части света, не одного народа, а множества народов.

Впрочем, все это будет сказано спустя больше сорока лет после приезда его в Россию. Но тогда, сразу по приезде. . . Тогда ему пришлось вступить в поединок с самым ярким и ярым, самым сильным и гениальным представителем народа, который уже 900 лет играет важное лицо на театре народов. Поединок этот пробудил в современниках и потомках такие страсти, которые и по сей день никак не улягутся.

Отношения Ломоносова и Шлецера это в высшей степени противоречивая страница истории нашей культуры. Причем противоречивость здесь носила отнюдь не случайный, а принципиальный и потому неизбежный характер. Ни досадовать на нее, ни умалчивать о ней, ни злорадствовать по ее поводу нельзя. Вообще: не надо горячиться. Апологеты Шлецера совершенно искренне негодуют на Ломоносова за то, что он с самого начала занял непримиримейшую позицию по отношению к одному из великих европейских ученых, и объясняют это национальной неприязнью забывая о том, что при жизни Ломоносова Шлецер еще не был тем Шлецером которого почитали Карамзин Пушкин С Соловьев и читал Карл Маркс. Сторонники Ломоносова всю вину взваливают на шибко ученого Шлецера которому-де безразличны были судьбы России забывая о том что он всегда относился уважительно к ее истории.

Между тем подобные оценки гораздо больше характеризуют оценщиков, нежели самих участников конфликта. Единственно верная установка, с которой следует подходить к отношениям Ломоносова и Шлецера, это установка на то, что в них воплотились совершенно непохожие человеческие, мировоззренческие и культурные типы. Глубоко неверно и неплодотворно было бы выяснять, кто из них выше, а кто ниже как исследователь. Этот путь ведет в тупик, где противоборствуют глухие друг к другу

  Предыдущая Начало Следующая    
 
 
Новости
Несколько театров 28 июня проведут акцию в поддержку «Седьмой студии»
28 июня в театрах и студиях, которые выступают в защиту экс-продюсера «Седьмой студии» Алексея Малобродского и других фигурантов уголовного дела, со сцены перед спектаклями прозвучат слова поддержки в адрес арестованных.
Никита Михалков вручил Франко Неро специальный приз
В финале вечера на сцену поднялся президент фестиваля Никита Михалков. Он объявил появление специального гостя этого года и своего близкого друга Пола Маслански, одного из самых известных продюсеров Голливуда, снявшего все части знаменитого сериала «Полицейской академия».
«Дело Серебренникова» может быть отвлекающим маневром
Как стало известно «МК» из достоверных источников, на днях из тюрьмы могут выпустить Нину Масляеву, бухгалтера «Седьмой студии», дело которой уже месяц как будоражит не только один театральный мир.
Костнер и Харрельсон сыграют убийц Бонни и Клайда
Костнеру досталась роль Фрэнка Хеймера, а Харрельсону — Мэнни Голта. Актеры сыграют техасских рейнджеров, которые долгое время преследовали Бонни и Клайда, а после расстреляли преступников. Продюсером ленты стал Кейси Силвер.
Артисты ансамбля песни и пляски Балтфлота завершили гастроли в Польше
Артисты ансамбля песни и пляски Балтийского флота (БФ) завершили гастрольное турне по Польше, сообщил в воскресенье представитель БФ капитан первого ранга Роман Мартов.
Альберт Филозов нашел последнее пристанище в доме бывшей жены
Артиста увезли умирать к бывшей жене и сыну, которых он когда-то оставил ради новой любви. восстановили хронику событий последних дней Альберта Леонидовича. Альберт Филозов всегда хотел умереть на сцене.
 
все страницы карта библиотеки
© 2003-2011 Историко-Мемориальный музей Ломоносова. Неофициальный сайт.

Яндекс.Метрика