lomonosov-ps10

 

М.В.ЛОМОНОСОВ ТОМ 10 СЛУЖΕБΗЫΕ ДОКУМЕНТЫ, ПИСЬМА

 
 
 
 
 
 
  Предыдущая все страницы
Следующая    
М.В.ЛОМОНОСОВ
ТОМ 10
СЛУЖΕБΗЫΕ ДОКУМЕНТЫ, ПИСЬМА
стр. 734


своего искусства покажут и о том надлежащее свидетельство получат», то будут «в профессоры экстраординарные удостоены» (Куник, II, стр. 230).

Не известно, что заставило Шумахера отказаться на сей раз от без­участного отношения к ходатайству Ломоносова. На публикуемом прошении Шумахер наложил 8 января 1742 г. следующую резолюцию: «Понеже сей проситель, студент Михайло Ломоносов, специмен своей науки еще в июле месяце прошлого 1741 году в Конференцию подал, который от всех про­фессоров оной Конференции так апробован, что сей специмен и в печать произвесть можно; к тому ж покойный профессор Амман его, Ломоносова, Канцелярии рекомендовал; к тому ж оный Ломоносов в переводах с немец­кого и латинского языков на российский язык довольно трудился, а жало­ванья и места поныне ему не определено; то до дальнего указа Правитель­ствующего Сената и нарочного Академии определения быть ему, Ломоно­сову, адъюнктом физического класса. А жалованья определяется ему сего 1742 года генваря с 1 числа по 360 рублев на год, счисляя в то число квартиру, дрова и свечи, о чем заготовить определение, а к комиссару указ» (ААН, ф. 20, оп. 3, № 69).

Согласно этой резолюции, Ломоносов с 1 января 1742 г. стал числиться адъюнктом Академии Наук по физическому классу с годозым окладом в 360 рублей.

Глухая ссылка Шумахера на одобрительный отзыв профессоров о «спе-цимене», представленном Ломоносовым, не поддается проверке. Не сохра­нилось никаких известий о том, как именно были оценены профессорами работы Ломоносова, просмотренные конференц-секретарем X. Гольдбахом «и прочими гг. профессорами» и переданные 24 августа 1741 г. для про­чтения на дому профессору Г. В. Крафту (Протоколы Конференции, т. I, стр. 694; т. I наст, изд. , стр. 546—547). Известно лишь, что Крафт читал их затем вслух в целом ряде заседаний Академического собрания (9, 12, 26 и 30 октября и 6 ноября 1741 г. ), после чего сдал их в Архив, а 20 ноября 1741 г. в Академическом собрании было решено, что если те студенты, чьи работы читались в собрании, пожелают получить свидетель­ства о своих успехах, то должны предварительно подвергнуться экзамену (Протоколы Конференции, т. I, стр. 701, 703—705, 707). Это касалось и Ломоносова, но держал ли он экзамен, не известно. Протоколы Академи­ческого собрания за первую половину следующего, 1742, года не сохрани­лись. Уцелел, однако, составленный еще в 40-х годах именной и предметный указатель к этим протоколам, из которого видно, что 4 января 1742 г. Академическое собрание постановило передать в Канцелярию АН выписку из своих протоколов, касаюіцихся «специменов» Ломоносова (ААН, ф. 1,

оп. 1, № 12_____ б, л. 124). Эта выписка не обнаружена. Нет сомнения, что

она была затребована Канцелярией в связи с предстоявшим производством Ломоносова в адъюнкты В более позднем доношении профессоров, подан­

  Предыдущая Начало Следующая    
 
 
Новости
 
все страницы карта библиотеки
© 2003-2011 Историко-Мемориальный музей Ломоносова. Неофициальный сайт.

Яндекс.Метрика