pipin-lomonosov

 

ПЫПИН A.H. ЛОМОНОСОВ И ЕГО СОВРЕМЕННИКИ

 
 
 
 
 
 
  Предыдущая все страницы
Следующая    
ПЫПИН A.H.
ЛОМОНОСОВ И ЕГО СОВРЕМЕННИКИ
стр. 12


интересам и несколько приготовленные к их уразумению, находили удовольствие в новой литературе, . чувствовали почтение к начинавшим появляться русским ученым трудам в этих трудах виделось отражение, собственный опыт в той науке европейской, о которой много слышали, хотя мало знали и к которой питали инстинктивное, как бы ребячески суеверное уважение. Под влиянием знакомства с европейскими нравами, особливо при посредстве Двора и заезжих иностранцев, и по воспоминаниям о трудах Петра начинали думать, что литература хотя бы на первый раз в виде торжественной оды и придворного спектакля с русскими пьесами и наука хотя бы в виде Академии из иностранцев с двумя, тремя русскими членами, с учеными работами на латинском языке, а иногда и на русском служат к украшению Двора и даже к национальной славе: приятно было думать, что мы и в этом не уступаем иноземцам, между которыми заняли такое блистательное положение во внешней политике. Эта черта национального самодовольства встретится нам беспрестанно, когда мы будем следить за понятиями тогдашних людей о русской литературе и науке. Очень редко встретится мысль, что литература нужна для общества, масса которого находится в состоянии грубейшего невежества, но гораздо чаще, даже постоянно, встречается самодовольная мысль, что мы сравнялись с Европой, что мы не уступим иностранцам, и так как наша литература ставилась в непосредственную связь с классической и новоевропейской, особливо французской, то достоинства нашей литературы указывались не в какой-либо черте ее внутреннего содержания, а в сравнении: писатель, произведши несколько од в искусственном стиле высокопарным языком, был уже готовым Пиндаром; другой, накропавший несколько трагедий в рабском подражании французской драме, считался, и даже простодушно сам считал себя, российским Расином, а кстати и Вольтером; затем нашлись российские Гомера, Лафонтена и т. д. Цель казалась достигнутой. Самим российским Вальтерам не приходила в голову мысль, что, не говоря о классической литературе, в самой, ближе знакомой, литературе французской, кроме од и трагедий, есть еще нечто другое есть глубокое научное содержание, есть работа философской и общественной мысли, которая была результатом многовековой истории, и что в конце концов сравнение выходило чистым ребячеством: из этого богатства западной умственной жизни к нам доходили только отдельные отрывки, как эпизод и анекдот, не связанный с нашей собственной историей и потому принимаемый поверхностно и отрывочно. . . Но в глубине этого общества еще в полной силе была ветхая старина. Как некогда более высокий умственный интерес жил только в небольшом кругу людей, так это было и теперь. Литература и наука, начинавшиеся теперь в соприкосновении с Европой, были еще так новы и школа еще так мало к ним подготовляла, что литература действительно могла казаться Фруктами и Конфетками на богатый стол по твердых купаниях и притом только на богатый стол, как писал Третьяковский, а наука должна была казаться, конечно, делом полезным в разных практических случаях, но в существе своем была громадному большинству или совершенно неизвестна, или представлялась пустым умствованием, или, наконец, казалась вещью душевредительной, как полагал о некоторых науках один из образованнейших людей своего времени Татищев. . . Ученые люди были в редкость. Это бывали, например, или такие высокопоставленные духовные лица, как Феофан Прокопович, или иностранцы, которым издавна полагалось быть хитрыми в разных науках, или, наконец, такие выученики духовных академий, которые почти исключительно состояли из людей низшего звания, по-тогдашнему мизерных, которые не могли претендовать на какую-нибудь роль среди людей высшего круга. Это представление в значительной мере, или сполна, было перенесено на новых писателей, которые выступили на сцену в тридцатых и сороковых годах XVIII века. Это делалось само собою. Новые писатели с своими торжественными одами и иным риторическим стихотворством, которое можно было заказывать, прямо сменяли прежних академических школьников, и в высших кругах думали, что их можно ставить на одну доску: нередко их и действительно можно было ставить на одну доску. Таким образом, в то самое время, когда новые писатели воображали себя российскими Арсинами и Вальтерами, в высшем

  Предыдущая Начало Следующая    
 
 
Новости
В «Зарядье» покажут балет-оперу «Щелкунчик»
В концертном зале в парке "Зарядье" покажут балет-оперу "Щелкунчик".
Умер актер из фильмов «Тихий Дон» и «Верные друзья» Сергей Юртайкин
Актер театра и кино Сергей Юртайкин, сыгравший в фильмах "Тихий Дон" и "Верные друзья", умер в Подмосковье.
Вышел новый трейлер фильма «Алита. Боевой ангел» про девушку киборга
Сюжет картины расскажет историю девушки-киборга Алиты, которую на свалке находит ученый.
В Ярославле открылся V международный музыкальный «Коган-фестиваль»
13 ноября глава региона Дмитрий Миронов и депутат Государственной Думы РФ, первая женщина-космонавт Валентина Терешкова посетили концерт-открытие V международного музыкального «Коган-фестиваля».
Певец Дима Билан стал заслуженным артистом России
Певец дважды выступал на "Евровидении" от России. В 2008-м году, со второй попытки, он одержал там победу.
Российские медиакомпании осваивают Латинскую Америку
В Канкуне сегодня, 14 ноября, открывается международный рынок аудиовизуального контента MIPCancun, ориентированный на медиаиндустрию Латинской Америки и испаноговорящего сегмента США.
 
все страницы карта библиотеки
© 2003-2011 Историко-Мемориальный музей Ломоносова. Неофициальный сайт.

Яндекс.Метрика