serman-stil

 

СЕРМАН И.З. ПОЭТИЧЕСКИЙ СТИЛЬ ЛОМОНОСОВА

 
 
 
 
 
 
  Предыдущая все страницы
Следующая    
СЕРМАН И.З.
ПОЭТИЧЕСКИЙ СТИЛЬ ЛОМОНОСОВА
стр. 74


В поздних одах Ломоносова тематическое единство осуществляется еще более сложным образом. Основная тема как будто уступает на время место другой, чтобы, соединившись с ней, снова двигаться вперед, но уже в новом качестве, обогащено.

Очень интересна и показательна как пример сложного ведения основной темы Ода, в которой ее величеству благодарение от сочинителя приносится за оказанную ему высочайшую милость в Сорском селе, августа 27 дня 1750 года, напечатанная отдельным изданием в мае 1751 г. Всего в этой оде 23 строфы, что соответствует среднему объему Ломоносовских од. Внутри оды намечается четкое деление на три части. Первая из них строфы 13 это обращение, разговор поэта с самим собой и с музой, формулировка задания ей и тем самым определение тематического строя всей оды. Вторая часть строфы 414 монолог нимфы реки Славины, в котором восторженно описываются красоты дворцов и парков царской резиденции. В третьей и заключительной части оды строфы 1523 снова берет слово поэт, сам Ломоносов излагает свой взгляд на развитие наук и просвещения в России. Можно сказать, что вторая часть оды посвящена красоте, третья пользе, а первая, вступительная, дает как бы сжатое изложение всего содержания оды:

Какую радость ощущаю Куда я ныне восхищен Небесна пищу я вкушаю, На верх Олимпа вознесен

Здесь употребленное в прямом, предметном своем значении восхищен из второй строки поднят, вознесен в четвертой раскрывается метафорически: подъем, вознесение оказывается лишь иносказательным, переносным обозначением состояния поэтического наития, вдохновения и особой сосредоточенности. Вкушение небесной пищи, как и вознесение на Олимп перифрастические первое и

122

метафорически второе обозначают одно и то же приобщение поэта к миру божественного величия и красоты, к сфере действия высокой поэзии.

Следующие шесть строк первой строфы и вся вторая строфа как бы напоминают читателю или слушателю об адресате оды императрице Елизавете Петровне, при этом самая последовательность изложения сначала говорится о радости и восторге поэта, а затем о щедротах царицы к поэту создает впечатление, что именно эти щедроты, монаршая милость и являются причиной его поэта радостно-взволнованного состояния:

Божественно лице сияет Ко мне и сердце озаряет Блистающим лучам щедрот

 

Божественно лице здесь употреблено, конечно, не в прямом, конкретном своем значении; Ломоносов не объявляет Елизавету богиней ни в собственном смысле этого слова, ни в том значении, в котором он приравнивал к богу Петра Великого. Божественно обозначает в данном контексте одновременно и величие, великолепие царской власти, и красоту, воплощением которых оказывается Елизавета Петровна. Божественно лице сияет и красотой и добротой, проникающими озаряющими лучам в сердце поэта.

Красота хозяйки Сурского села соответствует и великолепие царской резиденции, ее парков и лесов:

Коль нежно Флоры здесь богатство Коль сродно воздуха приятство Богине красных сих высот

  Предыдущая Начало Следующая    
 
 
Новости
 
все страницы карта библиотеки
© 2003-2011 Историко-Мемориальный музей Ломоносова. Неофициальный сайт.

Яндекс.Метрика