Главная Ломоносов- Учёный Правопонимание Ломоносова

Справка

Музей Ломоносова
164555, Россия, Архангельская область, с. Ломоносово,
Телефон: + 7 (818) 303-70-06
Режим работы:ежедневно с 10:00 до 17:00. Выходной понедельник

Присоединяйтесь

 

 

 

Поделитесь

Правопонимание М.В.Ломоносова

PDF Печать Email

Михаила Васильевича Ломоносова, справедливо считают основоположником русской науки. Наследие этого выдающегося ученого приобретает особую актуальность в условиях ускорения научно-технического прогресса. Ломоносов олицетворяет собой тесную связь научного творчества с запросами жизни, практики, с насущными интересами страны. Служение своему народу, глубокий патриотизм пронизывают всю его творческую деятельность.

Имя Ломоносова чаще всего связывают с естественными науками. Однако он был всесторонне развитым, отличался "энциклопедичным умом". "Соединяя необыкновенную силу воли с необыкновенной силой понятия,- писал о нем А, С. Пушкин,- Ломоносов обнял все отрасли просвещения. Жажда науки была сильнейшей страстью сей души, исполненной страстей. Историк, ритор, механик, химик, минеролог, художник и стихотворец, он все испытал и все проник" '.

Интересовался М.В. Ломоносов и юридическими проблемами своего времени. Правда, он не оставил потомкам целостных политико-правовых трактатов, но дела и содержание его обширного полного собрания сочинений о стойком интересе к юриспруденции, В этой связи достаточно привести факты о деятельности Михаила Васильевича по созданию Московского университета. В письме к И.И. Шувалову об учреждении Московского университета он писал, что считает необходимым организовать в составе университета три факультета: юридический, медицинский и философский. Здесь же приводится кафедральная структура юридического факультета с тремя профессорскими должностями и их обязанностями. Прежде всего упоминался "профессор всей юриспруденции вообще, который учить должен натуральные и народные права, также и узаконения Римской древней и новой империи". Затем - "профессор юриспруденции Российской, который кроме вышеописанных должен знать и преподавать внутренние государственные права". И, наконец, "профессор политики, который должен показывать взаимные поведения, союзы и поступки государств и государей между собою, как были в прошедшие веки и как состоят в нынешнее время"   .

Сказанное дает основания считать, что Ломоносов стоял у истоков юридического образования в России. На основе составленной им программы юридического факультета Московского университета выросли такие юристы, как Десницкий, Горюшкин и другие, положившие начало русской национальной юриспруденции,

Ломоносов   был   сторонником   концепции естественного права, которая в XVIII в, пользовалась исключительным признанием среди идеологов ранней буржуазии. В основном его позиция близка к естественно-правовым взглядам французских просветителей, прежде всего Вольтера, Монтескье, французских энциклопедистов. Различая право и закон, он писал, что в обществе до возникновения государства существует "естественное право" или "народное право", которым регулируется поведение людей. В государственном состоянии естественное право получает свое выражение в "гражданском законе", "Естественные" законы выше "гражданских". Поэтому наряду с термином "юриспруденция", Ломоносов часто упоминает о "народном праве", которое не может быть отождествлено с законами, изданными государст-венной властью. В Оде, посвященной восшествию на престол Екатерины II, он дал понять царице, что она не должна нарушать "народного права", предоставляя привилегии иностранцам, в противном случае ей грозит судьба свергнутого Петра III  '.

Такая же ситуация изложена и в переводе из Вольтера, который обвиняет прусского короля Фридриха II в том, что он "ничтожит силу прав, грубит натуре всей, священный топчет суд народов и царей". Переводя этот текст Ломоносов обвиняет Фридриха в нарушении естественного права ("ничтожит силу прав") и угрожает ему карами "суда народов и царей".

В "Оде Екатерине II" он также признает произвол царской администрации несовместимым с "истиной вещей". "Естественные законы" Ломоносов противопоставляет "гражданским", А в философии он видит средство, которое не только "управляет разум", показывает "непрелестный путь к произволению и укрощает человеческие страсти", но и внедряет   "естественный   и   гражданский   закон".

"Гражданские законы" издаются государством. Ломоносов придавал им большое значение, рассматривая законодательство как важную сферу деятельности просвещенного монарха, в частности Петра I. Законы должны быть не только устойчивыми, но и понятными для населения, однако этим требованиям далеко не отвечало существующее законодательство, которое "не утверждено было до совершенства". Поэтому он горячо приветствовал предложение Сената о том, чтобы "...искоренить ябеднические по разным делам вымыслы и сочинить ясные и понятные законы", и считал, что Академия наук должна непременно принять участие в этом весьма важном государственном деле.

Требование стабильности Ломоносов распространяет и на подчиненные закону акты. В своем "Всенижайшем мнении об исправлении Академии наук  он не только делает конкретные  предложения  об  изменении  ее регламента, но и устанавливает общие принципы построения регламента как государственного нормативного акта. По его мнению, регламент должен быть определенным, строиться на неизменных основа-ниях и иметь общее содержание, рассчитанное на будущее, а не приспосабливаться к отдельным лицам в тот или иной отрезок времени. В построении регламента должно быть соблюдено пропорциональное соотношение частей. Ломоносов ясно понимал необходимость конкретизации общих норм применительно к особенностям места и времени, сохраняя стабильность закона. Таким образом, правопонимание Ломоносова основывается на двух принципах: связанность законодателя естественным правом, "истиной вещей" и актов администрации - законом, В условиях бесправия самодержавной России он не мог дать этим принципам последовательного развития.

У Ломоносова есть ряд высказываний по поводу семейного права Российской империи XVIII века. Прежде всего, он восставал против обычая женить подростков на взрослых девушках. "В обычай вошло во многих российских пределах, а особливо по деревням, что малых ребят, к супружеской должности неспособных, женят на девках взрослых, и часто жена могла бы по летам быть матерью своего мужа... Первые после женитьбы лета проходят бесплодны, следовательно, такое супружество - несупружество и сверх того вредно размножению народа, затем что взрослая такая женщина, будучи "за ровнею могла бы родить несколько детей обществу" .

Неравные браки в деревне Ломоносов объяснял тем, что крестьяне, женившие своих сыновей-подростков на взрослых девушках, стремились получить работницу. Он ставил вопрос о необходимости запрещения такого рода браков, которые вредно отражались на здоровье населения и не способствовали его увеличению. По этим же причинам он выступал против женитьбы стариков на молодых девушках.

При  вступлении  в  брак  Ломоносов  предлагал  установить следующие соотношения между возрастом мужа и жены: невеста не должна быть старше жениха более чем на два года, а жених старше невесты, как правило, на семь - десять лет,  но не более пятнадцати лет. Мотивировал он это соотношение тем, что обычно женщины вследствие частой беременности старятся раньше мужчин.

Однако это предложение сразу не было реализовано. Лишь после смерти Ломоносова Синод в 1774 г., констатировав случаи женитьбы малолетних детей на взрослых "девках", запретил такие брачные союзы, предусмотрев даже расторжение уже заключенных браков. Священники, виновные в нарушении указа, должны были лишаться сана.

Но фактически указ  Синода не выполнялся.  Духовенство смотрело, как говорится, сквозь пальцы на его нарушения. В 1775 г. Синод признал, что указ 1774 г, не соблюдается, по-прежнему заключаются браки между лицами "в летах между собою весьма несходственных; женят же в крестьянстве малолетних ребят с возрастными девками, а они малолетних своих мужей умерщвляют, за что некоторые по гражданскому и к смертной казни были приговорены"

Непременным условием вступления в брак Ломоносов считал добровольное согласи* сторон, "Неравному супружеству много подобно несильное,- писал он,- ибо где любви нет, ненадежно и плодородие. Несогласия, споры и драки вредят плоду зачатому и нередко бывают причиною безвременному и незрелому рождению. Для того должно венчающим священникам накрепко подтвердить, чтоб они, услышав где о невольном сочетании, оного не допускали и не венчали под опасением лишения чина, жениха бы и невесту не тогда только для виду спрашивали, когда они уже приведены в церковь к венчанию, но несколько прежде" '.

Ломоносов решительно выступал против церковных правил, согласно которым запрещалось вступать в брак четвертый раз. Он указывал, что подобное правило содержится лишь в Шестикнижье Солунского судьи Арменопуло, но оно не подтверждено решениями церковных вселенских соборов или законами светской власти и поэтому не имеет общеобязательной силы,

Были известны случаи, когда мужчины оказывались молодыми вдовцами после смерти третьей жены и тем не менее не имели права вступать в четвертый брак,"что отрицательно сказывалось на росте народонаселения и зачастую вело к запретным связям, Ломоносов предлагал разрешать вступление в четвертый брак, оговаривая его условия следующим образом: "Правда, что иногда не без сомнительства бывает, все ли происходило натурально, когда кто в третий и притом в немногие годы овдовеет, и не было ли какого потаенного злодейства? Для сего лицо, требующее четвертого или пятого брака, должно представить в свидетели соседей, или, еще лучше, родственников по первым  супружествам, что в оных поступки его были незлобны и беззазорны, а у кого окажутся вероятные знаки неверности или свирепости, а особливо в двух или во всех трех супружествах, тем лицам на позволять четвертого брака".

Как видим, Ломоносов хорошо знал законодательство о браке и семье своего времени, и его предложения, будучи в тот период весьма прогрессивными, были направлены на устранение наиболее реакционных сторон этого законодательства.

Есть суждения у Ломоносова и о русской уголовной политике XVIII века, Он подчеркивал, что в стране должны соблюдаться законы, изданные государственной властью. Виновные в нарушении уголовных законов должны строго наказываться. Однако сами наказания должны быть целесообразными, содействовать исправлению "нравов человеческих", перевоспитанию людей, Решительно возражая против жестоких наказаний, он считал недопустимыми колесование, четвертование, членовредительные наказания, как-то; урезание языка, вырывание ноздрей. Такие показания назначались феодальными судьями по государственным преступлениям. В "Похвальном слове Елизавете" Ломоносов писал: "Пускай другие, лишая жизни, обагряя меч свой кровью, умаляя число подданных, повергая перед народом растерзанные человеческие члены, устранить злых и пороки истребить тщатся".

Большое внимание уделял Ломоносов вопросу борьбы с преступностью, особенно с разбоем и грабежом. Хотя правительство принимало меры путем посылки сыщиков и даже целых воинских команд для поимки преступников, это не давало требуемого результата. Поэтому он рекомендовал осуществить ряд мер, которые могли бы резко снизить количество разбоев и грабежей в стране. Среди них - восстановление старых либо постройка новых каменных стен городов или хотя бы надежных валов со рвами, а также деревянных палисадников и тынов. В стенах предлагалось устроить крепкие ворота с запорами и надежным караулом, что обеспечило бы поимку разбойников.

Кроме того, в каждом городе должны быть устроены специальные дома, где могли бы останавливаться прохожие и приезжие с "письменными дозволениями". Хозяева этих гостиниц или ночлежных домов должны ежедневно сообщать в ратушу сведения о том, кто остановился у них и  на сколько времени. Остальное население города не должно иметь права под страхом наказания принимать на ночлег кого-либо из приезжих, кроме своих родственников.

Ломоносов также обращал внимание на то, что много убийств происходит в драках, особенно во время земельных споров между соседями-помещиками. Он не только слышал об этом, но и сам участвовал в споре с генералом Скворцовым, претендовавшим на земли деревни Голобовицы, заселенные приписанными к Усть-Рудицкой фабрике крестьянами. Такие споры можно легко предотвратить, указывал Михаил Васильевич, правильным межеванием.

Одной из причин совершения убийств была уже упоминавшаяся женитьба подростков на взрослых женщинах. "Довольно есть и таких примеров, что, гнушаясь малым и глупым мужишком, спознается жена с другим и, чтобы за него выйти, мужа своего отравливает или  инако   убивает,   а   после   изобличена придается казни" ,- писал Ломоносов.

Далее он указывал, что женщина, вступившая в недозволенную связь и желавшая утаить рождение ребенка, иногда в отчаянии его убивала. Так умножались преступления и уменьшалось народонаселение страны. "Для избежания столь ужасного злодейства и для сохранения жизни неповинных младенцев,- предлагал Ломоносов,- надобно бы учредить нарочные богадельные домы для невозбранного зазорных детей приему, где богадельные старушки могли бы за ними ходить вместо матерей или бабок..."

Мы должны подчеркнуть большие заслуги Ломоносова в деле становления русской юридической науки и юридического образования, которое выгодно отличалось в тот период от западноевропейского, проникнутого схоластикой и буквоедством. На юридическом факультете Московского университета, по предложению Ломоносова, все юридические дисциплины изучались на исторической основе в соподчинении с политическими науками. Правопонимание Ломоносова было передовым для того времени. Оно основывалось на концепции правления законов, а не людей, где принцип верховенства естественного права критически был направлен против крепостного права, произвола и злоупотреблений властью чиновников абсолютистского государства.

Неслучайно "казанская помещица" Екатерина II решила "вознаградить заслуги русского Вергилия и Цицерона" почетным удалением Ломоносова из Академии, дав ему отставку "с половинным по смерть его жалованием". Смерть Ломоносова также пугала Екатерину II, о чем свидетельствует наложение ареста на его кабинет графом Орловым. Правящая клика боялась обнародования архивных материалов и бумаг Ломоносова. В дальнейшем дневники и опечатанные бумаги просветителя бесследно исчезли и до сих пор не обнаружены.

К. АЗАРКИН