pipin-lomonosov

 

ПЫПИН A.H. ЛОМОНОСОВ И ЕГО СОВРЕМЕННИКИ

 
 
 
 
 
 
  Предыдущая все страницы
Следующая    
ПЫПИН A.H.
ЛОМОНОСОВ И ЕГО СОВРЕМЕННИКИ
стр. 19


он знал и окружал высоким почтением имена Декарта, Ньютона, Гассенди , Гудения Гюенса, по Аврамову и т. д. и стоял на уровне тогдашнего свободного философствования. Естественно ожидать, что эта высота мысли не будет понята в том состоянии общества, какое было у нас в половине прошлого столетия, и действительно, с одной стороны, мы видим, что хотя в то время высоко ценили Ломоносова по разнообразию его познаний, по ученой славе, признанной и европейскими авторитетами, но это уважение было не сознательным пониманием его труда, а только инстинктивным почтением наивного невежества к мудреному знанию, уважение, похожее на то, каким в средние века окружали алхимиков или простой народ знахарей и колдунов. С другой стороны, мы видим, что не только в то время, но и долго после в Ломоносове гораздо больше ценили не ученого, полагавшего, как мы видели, основание целого научного мировоззрения, а стихотворца, автора торжественных од, которые были событием в свое время и остались предметом восхищения для потомства, до Мерзлякова включительно.

В 1865 году, один почитатель памяти Ломоносова желал собрать на его родине, в селении Матигорах, предания какие могли сохраниться о нем среди проживавших еще потомков его рода; но местные жители, к сожалению, не только не сообщили никаких сведений о Ломоносове, но даже не могли себе дать отчета, что он был за человек, чем занимался и чем прославился; знают только то, что он из крестьян сделался большим барином. Впрочем, некоторые из присутствующих заподозрили его в колдовстве; говорили, что он, как и все колдуны, разводил тучи. Однажды, когда над Петербургом нависла грозная туча, императрица Екатерина II приказала Ломоносову отвести эту тучу. Ломоносов долго отказывался, что это-де не по силам его; наконец, послушался. Как только стал отводить тучу, разразилась гроза и убила его Пекарский. 1. П. С. 890. Из

Архангельских губернских ведомостей, 1868.

 

Например, в надписи для иллюминации в день рождения императрицы Елизаветы:

Пусть мнимая других свобода угнетает,

Нас рабство под твоей державой возвышает. Об этом последнем Пекарский замечает, однако, что авторство этих стихов может не принадлежать Ломоносову, так как в царствование Елизаветы обыкновенным поставщиком подобных надписей бывал Шмелин, и Ломоносов обязывался только перелагать его произведения в русские стихи История Академии Наук. Т. П. С. 374-375.


В самом деле, в свое время оды Ломоносова были событием. Новейшие исследования утверждают, что известный рассказ о необыкновенном впечатлении, какое произвела ода На взятие Хотина, присланная Ломоносовым из-за границы, был легендой; но, как нередко бывает, легенда, образовавшаяся позднее, отвечала если не факту данного времени, то позднейшему взгляду на писателя. Об лире Ломоносова современники имели весьма высокое представление. В сороковых и пятидесятых годах прошлого столетия все действующие писатели были налицо; их было немного, в сущности, всего трое. Нечего говорить, что Ломоносов не мог быть сравниваем с Третьяковским: Сумароков, сначала бывший в мирных отношениях с Ломоносовым, но под конец страшно с ним враждовавший, признавал, однако, что Ломоносов так далек от Третьяковского, как Небо от ада; но Ломоносов, несомненно, превышал и самого российского Вольтера, и хотя последний также имел, как мы видели, горячих поклонников и в своих творениях был гораздо разнообразнее Ломоносова и доступнее для толпы, но, в конце концов, Ломоносов, вероятно, и тогда ставился большинством выше его и именно в литературном отношении. Это было довольно понятно: ученые сочинения Ломоносова были слишком серьезны и не представляли литературного интереса; этого интереса искали в его одах, и в них при общей риторической высокопарности чувствовалась большая глубина и сила мысли. Позднейшая художественная критика усомнилась в поэтическом даровании Ломоносова и ставила его в ряд стихотворцев-риторов, какими так богат был XVIII век; находила у него не только избыток риторики, но и избыток лести, когда он безразлично воспевал и Анну Ивановну, и принцессу Анну, и затем подряд Ивана Антоновича, Елизавету, Петра III и Екатерину; даже с огорчением упрекала его за прямое восхваление рабства.

  Предыдущая Начало Следующая    
 
 
Новости
Объявлен третий сезон новых «Утиных историй»
Компания The Walt Disney продлила перезапуск анимационного сериала «Утиные истории» («DuckTales») на третий сезон, премьера которого ожидается в грядущем 2019 году.
Шнуров ответил фанатам, затравившим его из-за нового клипа
Лидер группы «Ленинград» Сергей Шнуров ответил своим поклонникам на критику нового клипа.
Седьмая часть новогоднего фильма «Елки» станет последней
Седьмая часть новогоднего фильма "Елки" станет последней и выйдет на экраны российских кинотеатров 27 декабря, сообщает пресс-служба фильма в пятницу.
Кинофестиваль «Меридианы Тихого» официально открылся во Владивостоке
На Приморской сцене Мариинского театра во Владивостоке стартовал XVI ежегодный международный кинофестиваль «Меридианы Тихого», сообщает 21 сентября корреспондент ИА REGNUM.
«Зарядье» понравилось актеру Харди из «Венома»
Положительными впечатлениями поделился британский актер Том Харди от прогулки по Москве, передает РЕН ТВ.Актер побывал в московском парке «Зарядье» и посмотрел на «Ледяную пещеру».
Лидер группы U.D.O. Удо Диркшнайдер задумался о российском гражданстве
Немецкий исполнитель, вокалист группы U.D.O. Удо Диркшнайдер допускает, что может попросить российское гражданство.
 
все страницы карта библиотеки
© 2003-2011 Историко-Мемориальный музей Ломоносова. Неофициальный сайт.

Яндекс.Метрика